Отзывы людей делавших приворот

otzyvy-lyudej-delavshix-privorot

— Как буддизм влияет на твое отношение к жизни?

— Достаточно сильно. Я обратился к нему в самый тяжелый период своей карьеры и, наверное, жизни. В тот период я утратил даже вкус к юмору, перестал шутить, стал слишком серьезным, сумрачным. Мой друг убедил тогда меня, что я смогу решить все свои проблемы, обратившись к Будде. И это случилось, несмотря на то, что мне пришлось преодолеть сопротивление своей семьи и жены.

— Почему ты всегда так неохотно говоришь о буддизме? Оставь несколько отзывов.

— Потому что в Италии всегда была тенденция смешивать понятия и для итальянцев буддизм является чемто инородным, чужим. Кроме того, я еще не настолько совершенен в своей вере, чтоб позволить себе говорить об этом публично.  Я часто думаю, как относится к этому Валентина, моя маленькая дочь, и волнуюсь: узнает ли она меня в следующий раз.

— Это цена за популярность. Что бы ты назвал своим предохранительным клапаном?

— Семью и охоту. Увлекаюсь также приворотами. Как по мне делаю я их успешно.

— это совсем не то, что думают многие. Это, в первую очередь, судить эту тему, но только с одним условием,  вы подходите к этому конструктивно и не эксплуатируете мой имидж футболиста.

— Сколько часов в день ты посвящаешь буддизму?

— Столько, сколько требуется. Каждое утро я декламирую утренние молитвы Гонгио и посвящаю этому некоторое время вечером. Также читаю отзывы людей делавших приворот.

— Перед матчем ты несколько раз целуешь свою цепочку…

— Католики тоже целуют распятие…

— Многое ли футбол отбирает у тебя?

— Если подытожить, я бы сказал, что он дает мне очень много, а забирает очень мало. Но надо сказать, что футбол вынуждает меня уделять меньше времени семье. Я постоянно нахожусь на различных спортивных базах, и проходят недели, прежде чем я увижу семью.

— Мы говорили о популярности. Ты был первым игроком, вызвавшим общественные волнения по поводу твоего перехода из Фиорентины в Ювентус. Ты помнишь то лето 90го года? Драки, угрозы…

— Это то, чего я стыжусь. Хотя это абсурдно думать, что все эти беспорядки происходили из-за этого трансфера. Это было похоже на Вьетнам. Мой переход в Ювентус был драматичен, но я могу вас заверить, что во всем произошедшем не было ни капли моей вины. Мне пришлось страдать из-за ситуации, которую создали другие.

— Это значит, что никогда не сделаешь такого снова…

— Напротив. Я повторю это когда-нибудь. У меня осталось много настоящих друзей во Флоренции. Но этот период моей карьеры давно завершился. Теперь я в Ювентусе и потихоньку привыкаю к нему. В этой команде стиль жизни, футбол и цели совершенно другие. Сейчас мне хорошо. Турин это город, в котором жизнь течет спокойно, болельщики страстные, но не безумные. О чем это говорит? Принцип: жить и не мешать жить другим.

— Роберто, ты помнишь тот инцидент с шарфом? Это для тебя еще одна головная боль…

— Я хочу внести ясность в это дело. Если де Агостини забил бы тогда тот пенальти, все равно, ничего бы не изменилось. И объясните мне, почему, поприветствовав своих бывших болельщиков, я вдруг стал предателем? Если бы я был подхалимом, то этой проблемы вообще бы не существовало. Но я же искренен!

— Некоторые считают, что ты стал буржуа. Правда ли это?

— Я думаю, что не сильно изменился, хотя раньше я был просто шаловливым подростком, а сейчас чувствую себя, как зрелый профессионал. Я стал семейным человеком.

— А как насчет твоего хвостика?

— Я хочу разъяснить всем, что это не прихоть, а практическая необходимость. Ведь если бы я не завязывал волосы в хвостик, то был бы похож на Зулу. Можете представить себе такого Баджо?

— Что твоя жена думает о хвостике?

— Ничего. Кстати, наши отношения с Адрианой замечательные. Ревнива ли она? Да. Она не любит, когда меня фотографируют, также как и я не хочу, чтобы она появлялась в газетах. Она не жена Баджо, а жена Роберто. А жена Роберто не должна интересовать никого.

— Ты однажды сказал, что футбольная карьера не позволяет тебе завести второго ребенка…

— Да, это так. Но рано или поздно я найду время… Мы с Адрианой уже обсуждали отзывы и вопрос об усыновлении одного из этих несчастных детей, покинутых на улице. Я понимаю, что это может отрицательно сказаться на моей карьере и может быть использовано против меня. Но мне все равно.

— Давай вернемся к семейной теме. Ведь ты особенно любишь говорить о ней. Твоя жена не работает. Не кажется ли тебе, что это выглядит устаревшим, ведь мы уже стоим на пороге XXI века?

— Нет, совсем нет. Конечно, это прекрасно приходить домой, зная, что там кто-то ждет тебя. Но если я узнаю, что она несчастлива от этого, я не буду препятствовать ей делать то, что она хочет.

— Узнаешь ли ты себя во фразе: Если Андреи на скажет, что любит другого, я не буду препятствовать разводу?

— Да, узнаю. Я не буду против, даже если мне будет очень трудно согласиться с этим.

— Во что ты вкладываешь деньги, которые зарабатываешь?

— Мой отец и друг, работающий в банке, заботятся об этом сами. Я хочу открыть спортивный магазин в Сиене близ Виченцы и создать свою фирму спортивной одежды с утенком в качестве логотипа. Хотя, может быть, это не очень оригинально.

— Продолжим разговор об оригинальности. Некоторые ностальгически настроенные поклонники Ювентуса сравнивают тебя с Платини, однако, он утверждает, что твой номер ни десятый, ни девятый, а возможно… девятый с половиной.

— Я не думаю, что Мишель хотел посмеяться надо мной. Это было обычное ироничное замечание, но я клянусь, что никогда не пытался подражать его игре.

— На самом деле твой кумир Зико…

— Да, он легенда, он символ. Он демонстрировал наглядный сенсационный футбол. Зико представляет собой целый мир. Он буквально очаровывал меня своей игрой.

— Часто ли вы общаетесь?

— Мы с ним хорошие друзья. Когда он приезжает в Италию, мы часто перезваниваемся и встречаемся. Однажды я ездил в Японию навестить его. Зико дал мне видеокассету со всеми голами в его карьере.

— Каким словом ты бы охарактеризовал свои первые три года в Ювентусе?

— Хорошо. Потому, что я одержал свою первую крупную победу Кубок УЕФА, потому, что я усилил свои позиции в национальной сборной, потому, что я научился справляться с обязанностями игрока действительно ведущего клуба.

— Думал ли ты когда-нибудь: Какую ошибку я сделал, ведь мог попасть в Милан ?

— Нет, никогда, и по двум причинам: во-первых, я не мог попасть в Милан, а во вторых мне хорошо и в Турине.

— Начало было трудным: проблемы с Майфреди, трудности с адаптацией, враждебность некоторых болельщиков.

— Конечно, было нелегко.

Однако, я знал, что это будет трудный процесс.

Вы сказали о проблемах с Майфреди, но, несмотря на общественное мнение, у меня остались приятные воспоминания о нашей работе. Только несколько неудач остановило нас. А жаль, ведь Майфреди определенно был одним из тех, кто привык всегда выигрывать. Но фортуна была явно не на его стороне.

— Революция свершилась с приходом Трапаттони.

— Честно говоря, да. Однако, я хочу более подробно рассказать о нем.

— Продолжай…

— Между нами никогда не было конфликтов, хотя иногда наши мнения по тому или иному поводу различались. Я смотрел на вещи с одной стороны, он с другой. Проблем практически не было, ведь мы оба работали на благо команды. Сердился ли он на меня? Никогда. Ну…, может только иногда, когда я брал пару выходных. Но я понимаю: капитан всегда должен подавать хороший пример.

— Говорят, что Баджо спас Сакки.

— Сакки доверяет мне и я благодарен ему за то, что он сделал для меня в тот период моей карьеры, когда казалось, что уже нет света в конце туннеля. Но это совсем не значит, что я в плохих отношениях с Трапаттони.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>